[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Искусство и творчество » Литература (писатели) » Владимир Набоков
Владимир Набоков
allofmeДата: Среда, 09.09.2015, 18:17 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1568
Репутация: 100
Статус: Offline
Владимир Набоков (1899-1977)



Русский, американский писатель, романист, поэт, переводчик, литературовед, энтомолог.

Сложно говорить о биографии Набокова, еще сложнее о его творчестве. Дело в том, что в преждние времена, он был под запретом и считался антисоветским. Первым же произведением, которое пробило эту брешь, была, конечно, "Лолита". Но, "Лолита", не является визитной карточкой Владимира Набокова. Да, это громкий роман, да гениальный, но по-прежднему один из многих, созданных автором.

Начну с краткой биографией.

Родился Владимир в дворянской семье, отца - политика Владимира Дмитриевича и матери - Елены Ивановны, 22 апреля 1899 года, а Санкт-Петербурге. Все детство провел в окружении красоты и блаженства, куда мысленно много раз потом возвращался в стихах и рассказах. События 1917 года заставили семью перебраться в Крым. Где прожив несколько лет, не приняв новый строй, переправились в Германию. в Берлин. И поретяв навсегда связь со своей первой любовью, которая осталась жить в России.
...Германия 1922 года тоже была не подарок. Но там в местах, где проводили время эмигранты из России, Набоков встретил свою будущею жену - Веру Слоним. Они расписались в 1925 году, в Берлине. В 1934 году у них рождается единственный сын Дима.
В то время, Набоков творит под псевдонимом Сирин. Выходят его первые романы "Машенька", "Защита Лужина", "Король, дама, валет".
В конце 30-ых годов, семья Набоковых уезжает во Францию и живут в Париже вплоть до 40-го года. Убегают из Франции из-за наступления немцев в США, где живут до конца 50-ых годов. Там же, Набоков создает скандально известный роман "Лолита". В 60-е годы семья вновь возвращается в Европу и обосновывается в Швейцарии. Владимир Набоков пишет еще несколько своих романов, самыми известными романы написанные в этот период стали «Ада» и «Бледное пламя».
 
allofmeДата: Среда, 09.09.2015, 19:29 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1568
Репутация: 100
Статус: Offline
19 романов Владимира Набокова:

1. "Машенька". Берлин, 1926 год.
2. "Король, дама, валет". Берлин, 1928
3. "Защита Лужина", Берлин, 1930
4. "Соглядатай", Париж, 1930
5. "Подвиг", Париж, 1932
6. "Камера Обскура", Париж, 1932
7. "Смех в темноте" - сильно переработанный роман "Камера Обскура", Торонто, 1938
8. "Отчаянье", Берлин, 1936
9. "Приглашение на казнь", Париж, 1938
10. "Дар", Париж - 1938, Нью-Йорк - 1952
11. "Solux Rex" - незаконченный роман. В него включены две главы:
2-я глава, Solus Rex, Париж, 1940
1-я глава, Ultima Thule, Нью-Йорк, 1942
12. "Подлинная жизнь Себастьяна Найта", США, 1941
13. "Под знаком незаконнорожденных", Нью-Йорк, 1947
14. "Лолита", Париж, 1955
15. "Пнин", Нью-Йорк, 1957
16. "Бледное пламя", Нью-Йорк, 1962
17. "Ада", Англия, 1970
18. "Прозрачные вещи", Нью-Йорк, 1972
19. "Смотри на арлекинов!". Нью-Йорк, 1974

Поэмы:

1. "Университетская поэма"
2. "Парижская поэма"
3. "Ночное путешествие"
4. "Петербург"
5. "Крым"
6. "Слава"

Сборники стихотворений Владимира Набокова:

http://www.vladimirnabokov.ru/#poezia

Крым

Назло неистовым тревогам,
ты, дикий и душистый край,
как роза, данная мне Богом,
во храме памяти сверкай!..
Тебя покинул я во мраке:
качаясь, огненные знаки
в туманном небе спор вели
над гулом берегов коварных.
Кругом, на столбиках янтарных,
стояли в бухте корабли.

В краю неласковом скучая,
все помню — плавные поля,
пучки густые молочая,
вкус теплых ягод кизиля;
я любовался мотыльками
степными — с красными глазками
на темных крылышках… Текла
от тени к тени золотистой,
подобна музыке волнистой,
неизъяснимая яйла!

О, тиховейные долины,
полдневный трепет над травой,
и холм — залет перепелиный…
О, странный отблеск меловой
расщелин древних, где у края
цветут пионы, обагряя
чертополоха чешую,
и лиловеет орхидея…
О, рощи буковые, где я
подслушал, Пан, свирель твою!

Воображаю грань крутую
и прихотливую яйлы,
и там — таинственную тую,
а у подножия скалы —
сосновый лес… С вершины острой
так ясно виден берег пестрый,
хоть наклонись да подбери!
Там я не раз, весною дальней,
встречал, как счастье, луч начальный
и ветер сладостный зари…

Там, ночью звездной, я порою
о крыльях грезил… Вдалеке,
меж гулким морем и горою,
огни в знакомом городке,
как горсть алмазных ожерелий,
небрежно брошенных, горели
сквозь дымку зыбкую, и шум
далеких волн и шорох бора
мне посылали без разбора
за роем рой нестройных дум!

Любил я странствовать по Крыму…
Бахчисарая тополя
встают навстречу пилигриму,
слегка верхами шевеля;
в кофейне маленькой, туманной,
эстампы английские странно
со стен засаленных глядят,
лет полтораста им — и боле:
бои былые — тучи, поле
и куртки красные солдат.

И посетил я по дороге
чертог увядший. Лунный луч
белел на каменном пороге.
В сенях воздушных капал ключ
очарованья, ключ печали,
и сказки вечные журчали
в ночной прозрачной тишине,
и звезды сыпались над садом.
Вдруг Пушкин встал со мною рядом
и ясно улыбнулся мне…

О, греза, где мы ни бродили!
Там дни сменялись, как стихи…
Баюкал ветер, а будили
в цветущих селах петухи.
Я видел мертвый город: ямы
былых темниц, глухие храмы,
безмолвный холм Чуфуткалэ…
Небес я видел блеск блаженный,
кремнистый путь, и скит смиренный,
и кельи древние в скале.

На перевале отдаленном
приют — старик полуслепой
мне предложил, с поклоном сонным.
Я утомлен был. Над тропой
сгущались душные потемки;
в плечо впивался мне котомки
линючий, узкий ремешок;
к тому ж над лысиною горной
повисла туча, словно черный,
набухший, бархатный мешок.

И тучу, полную жемчужин,
проткнула с хохотом гроза,
и был уютен малый ужин
в татарской хижине: буза,
черешни, пресный сыр овечий…
Темнело. Тающие свечи
на круглом низеньком столе,
покрытом пестрой скатереткой,
мерцали ласково и кротко
в пахучей, теплой полумгле.

И синим утром я обратно
спустился к морю по пятам
своей же тени. Неопрятно
цвели на кручах, тут и там,
деревья тусклые Иуды,
на камнях млели изумруды
дремотных ящериц, тропа
вилась меж садиков веселых;
пел ручеек, на частоколах
белели козьи черепа.

О, заколдованный, о, дальний
воспоминаний уголок!
Внизу, над морем, цвет миндальный,
как нежно-розовый дымок,
н за поляною поляна,
и кедры мощные Ливана,
аллей пленительная мгла
(приют любви моей туманной!),
и кипарис благоуханный,
и восковая мушмула…

Меня те рощи позабыли…
В душе остался мне от них
лишь тонкий слой цветочной пыли.
К закату листья дум моих
при первом ветре обратятся,
но если Богом мне простятся
мечты ночей, ошибки дня,
и буду я в раю небесном,
он чем-то издавна известным
повеет, верно, на меня!

30 июня 1920 год

Источник: http://vvnabokov.ru/

 
Форум » Искусство и творчество » Литература (писатели) » Владимир Набоков
Страница 1 из 11
Поиск:





        
Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Ozon.ru



Книжный магазин Лабиринт




Анастасия Вольная на сервере Стихи.ру Рейтинг@Mail.ru Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг Ozon.ru Все веб-камеры мира books.ru